Моя корзина Моя корзина
Сейчас корзина пуста.

Мой профиль

Апотропеистический смысл рушника в ритуалах


Соответственно нить, полученная скручиванием волокна и используемая для плетения или тканья, символизирует движение и изменение. В оппозиции природа культура семантика нити реализуется в связи с промежуточным положением в триаде: растение нить полотно, где нить уже не растение, часть природы, но еще и не полотно, часть культуры. Характерно, что в ритуалах часто присутствует красная нить, где цвет усиливает и расширяет ее ритуальный контекст. Семантика красной нити, обозначающая связь с хтоническим миром, представлена в ритуалах жизненного цикла, маркируя переходное состояние их объектов: ребенка, жениха и невесты, покойника. Так, новорожденного обвязывали красной ниткой, покойнику обвязывали красными нитками руки и ноги. Эти нити перед спусканием гроба в могилу снимались и использовались впоследствии как обереги. Пограничное состояние в свадебном ритуале жениха и невесты делало их наиболее уязвимыми для действий колдунов и ведьм, принадлежащих этому же пространственному локусу. Для защиты существовала система ритуалов. Например, когда подруги невесты отправлялись к жениху с подарками, они обязательно брали с собой суровую нитку, изготовленную особым способом. Невеста пряла ее тайком на печном столбе, вращая веретено в левую сторону, то есть против солнца «наотмашь», сучила ее также «наотмашь», завязывала шесть узлов, опять-таки «наотмашь», причем первые два на пороге избы, другие два на пороге сеней, остальные у ворот. Делалось это для того, чтобы «отнять силу у колдунов», которым, согласно представлениям крестьян, неизвестно, как и где изготавливалась эта нитка (Шейн 1900, 746). Прядение нити невестой классический вариант изготовления ритуального предмета, обеспечивающего связь между противоположными локусами: домом невесты (освоенное пространство) и домом жениха (неосвоенное пространство).

Этих примеров достаточно, чтобы понять, что семантика нити определена двумя факторами: технологическим (способ изготовления взаимодействие внутри природы) и функциональным (использование нити как объекта внутри культуры). Технологический фактор обеспечивает ее связь с вертикальной динамичной структурой: витьем, скручиванием, вращением прядением; функциональный фактор вводит нить в горизонтальный, статичный план, принадлежащий сфере культуры. Именно в этом контексте нить приобретает дискретные параметры, детерминированные ее существованием в пространстве культуры:

1) используемая для сшивания нить соединяет части в целое;
2) опоясывая различные предметы, она символизирует замкнутое, устойчивое пространство;
3) включенная в структуру других объектов, она превращается в часть целого, растворяясь в пространстве нового объекта.

Очевидно, что наиболее простой способ придать нити дискретность это обрезать ее и таким образом найти два конца. Но обрезанная нить, не включенная в культурный контекст, вновь из объекта культуры (вещи) превращается в объект природы (сырье). Для того чтобы включить ее в пространство культуры, необходимы новые преобразования. Наиболее простой способ это завязать ее. В этой ситуации узел выполняет роль универсального оператора, простейшего способа соединения частей. Нить, трансформированная таким образом, становится объектом культуры, но только на функциональном уровне (при помощи нити связываются различные предметы), что обозначает замкнутое, устойчивое пространство, где нить превращается в объект, функции которого впоследствии возьмет на себя рушник.
Узел и есть фактор трансформации, а нить оказывается лишь средством. Узел приобретает семантические параметры посредника в триаде нить узел  рушник и может выполнять функции ритуального символа. К этому восходят ритуалы завязывания и развязывания ниток, поясов, рушников и других предметов, как символическое размыкание и замыкание границ сакрального пространства. Использование завязанных узлом предметов в функции оберегов составляет ритуальный комплекс, связанный с контролем сакральных границ. Узел как способ соединения частей контролирует вход и выход в противоположные миры, а ритуальное развязывание и завязывание узлов обозначает начало и конец коммуникации.

Развязанная нить вновь становится объектом природы, следовательно, чтобы получить принципиально новый объект культуры, необходимо зафиксировать, маркировать оба ее конца. Маркировав концы нити как минимум двумя узлами, мы получим инвариантную модель пояса. Здесь необходимо обратить внимание на расширение функций узла, связанное с переходом от узла как способа оперирования объектами культуры, к совокупности узлов как способу их конструирования. Эта линия развития соответствует универсальному принципу архаичных технологий, в которых новый объект содержит в себе и технологию и семантику предшествующих форм. Он создается в процессе наслоения форм, нанизывания функций и смыслов на инвариантную модель. Тем самым обеспечивалась преемственность традиций, соответствие нового объекта сакральным образцам, включение его в ряд упорядоченного природного мира освоенное пространство культуры.

Эта тенденция прослеживается в структуре рушника, который, в сущности, содержит и технологические и функциональные характеристики нити. В конструкции рушника, от простейшего до самого сложного, где необходимым компонентом являются кисти  свободные нити, отделенные от рушника узлами. Таким образом, в его формальной структуре сохраняется триада нить узел  рушник.

С другой стороны включение нити в структуру нового объекта сопровождается изменениями в технологии, введением новых формальных и содержательных параметров. В этой системе преобразований рушник оказывается переходной формой, интегрирующей технологию и функцию нити и создающей на этой основе предпосылки возникновения новых технологий и новых форм.

Так, в результате скручивания двух нитей мы получаем с одной стороны нить нового качества, с другой, при трансформации ее формальных параметров (длины, толщины) мы получаем новый объект культуры пояс.

Новый объект начинает провоцировать поиск вариантов сначала внутри существующей технологии. В структуре витья сфера вариантов расширяется за счет количества и цвета используемых нитей (1, 2, 3). Но одновременно происходит контакт нити со сложившимися техниками внедрение нити в структуру ткачества. Эта тенденция задана нитью как объектом культуры, сочетающим в себе, как мы уже отмечали, вертикальный (технологический) и горизонтальный (функциональный) планы. Пояс, включив в себя параметры нити, начинает развивать технологию на уровне горизонтального плана. Это отражает новый принцип моделирования объектов культуры, обеспечивающий вертикальные и горизонтальные связи внутри объекта. В этом новом качестве свивание нити связано с ее энергетическими свойствами (прочность), а переплетение обеспечивает устойчивость связей (плотность). Соответственно и развитие техники витья строится на принципе уплотнения, утолщения нити. Ткачество же развивалось в поисках оптимальных вариантов уплотнения соединений.

Попытки внедрить в структуру витья принцип горизонтального переплетения исчерпали себя в технике тканья «на дощечках». Породив огромное количество вариантов, эта технология осталась боковой ветвью развития ткачества.

На уровне витья нить продолжает существовать как живой объект, происходит контакт с нитью как таковой, ее вертикальная структурообразующая сущность остается доминантной, именно она обеспечивает целостность объекта. Когда же нить входит в структуру плетения, она теряет свои онтологические параметры, становится частью целого, перестает быть способом моделирования мира, доминанта переносится на место соединения нитей и способы их взаимодействия.
Вариантами простейших форм плетеных поясов, составивших боковые ветви развития в технике плетения, являются технологии, построенные на основе узлов и петель. К ним в частности относятся пояса, плетеные «на стене».

Автор: КРОСНА от 19.11.2012
Оценка:  





  

Достоинства

  • Мастерски выполнен в технологии браное ткачество.
  • Ручная работа.
  • Приемлемая цена.
Связанные галереи

Печать | Copyright © 2009 - 2017 KROSNA All rights reserved | Контакты